Современные культовые новообразования как психолого-психиатрическая проблема

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Современные культовые новообразования как психолого-психиатрическая проблема

Сообщение  Admin в Вт Апр 06, 2010 7:32 pm

Современные культовые новообразования как психолого-психиатрическая проблема

Кондратьев Федор Викторович, доктор мед. наук, профессор, заслуженный врач РФ, руководитель группы МЗ РФ по разработке материалов о негативных медико-социальных последствиях деятельности в России организаций, имеющих характер деструктивных, тоталитарных сект

К предыстории составления данной книги

Настоящая работа является обобщением ряда научных публикаций автора, его выступлений на международных форумах и парламентских слушаниях и семинарах в Государственной Думе РФ. Эта книга является авторским вариантом и дополнением составленного по этим же материалам аналитического обзора “Медико-социальные последствия деструктивной деятельности тоталитарных сект”, выполненного и опубликованного в 1998 году в рамках специального фрагмента Федеральной целевой программы по усилению борьбы с преступностью, утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 мая 1996 года (№600).

Разработка по данной теме началась автором инициативно, но вытекала из текущей судебно-психиатрической практики. Являясь руководителем экспертного отделения Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им.В.П. Сербского ко мне, начиная с 1994 года, стали поступать для проведения экспертиз уголовные дела. направленные прокуратурой или судами, для решения вопроса о наличии в деятельности того или другого неокульта (“секты”) факторов, причиняющих вред психическому здоровью.

Первая такая экспертиза была проведена по письменной продукции Богородичного Центра, мои сотрудники проштудировали буквально мешок с литературой этого неокульта, прежде чем дать экспертное заключение.

Затем изучались материалы по делу А УМ Синрикё. Предварительные материалы показали медико-социальную значимость проблемы неокультов и обусловили мои первые публикации в СМИ. Видимо, последними я обратил на себя внимание общественной организации “Комитет по спасению молодежи от тоталитарных сект”. Этот комитет предоставил мне обширные материалы о трагических историях распада семей в результате деструктивной деятельности культовых новообразований.

Вскоре я был приглашен для выступления с докладом “Квазирелигиозные учения и психическое здоровье” на Международное совещание, проводимое Отделом внешнецерковных сношений Московской Патриархии (Москва, 27-29 ноября 1994 г.).

В дальнейшем наряду с плановой научной и основной практической работой я начал по своей инициативе прицельно изучать проблему культовых новообразований (“сект”). Результатом явились доклады на эту тему на Международной конференции “Кулътуралъные и этнические проблемы психического здоровья”, на 38-м съезде польских психиатров во Вроцлаве, на Международной конференции “Здоровье нации и национальная безопасность “, на XII съезде психиатров России, на научно-практической конференции МВД РФ “Духовность. Правопорядок. Преступность”, на научной конференции Института философии РАН, а также ряда других научных конференций.

Одновременно меня приглашали выступать с докладами о негативных медико-социальных последствиях современных неокультов на семинарах, “круглых столах” и слушаниях в Госдуме РФ, в Минздраве РФ (где являлся председателем постоянно действующей группы по проведению медицинской экспертизы факторов риска для здоровья в связи с деятельностью некоторых религиозных организаций и членом Постоянно действующей комиссии при Минздраве РФ по взаимодействию с Московским Патриархатом Русской Православной церкви), на IV Всемирном Русском Народном Соборе, на региона. 1ьных и Международных Рождественских чтениях и ряде других форумов и семинаров, в том числе семинаре “Тоталитарные секты и современная молодежь”. В выступлениях в Госдуме делался акцент на внесение в Проект Закона “О свободе совести и религиозных объединениях” положений об ограничении деятельности тоталитарно-деструктивных неокультов и о необходимости обозначения роли Православной Церкви в духовном наследии России.

Видя негативные последствия деятельности неокультов я считал своей обязанностью донести соответствующие знания до широких масс россиян. В связи с этим были выступления по центральным радиопрограммам, телевидению, в газетах и журналах, давались многочисленные интервью корреспондентам СМИ.

Основные положения публикаций, докладов и выступлений легли в основу этой книги, однако в ней использовались материалы отечественных и зарубежных публикаций на эту тему, а также видеозаписи “богослужений” неокультовых организаций, документы Комитета по спасению молодежи и результаты собеседования с адептами различных сект и обратившимися за помощью пострадавшими от деятельности этих организаций.

Поскольку опубликованный Минздравом аналитический обзор “Медико-социальные последствия деструктивной деятельности тоталитарных сект” (199 выполнен для узкого круга специалистов и тиражом всего в 100 экземпляров, то его переработка для широкого читателя представляется актуальной, особенно учитывая буквально море сектантской литературы, захлестнувшее российское духовное поле.

Введение

Великий гуманист и психиатр С.С.Корсаков на рубеже XIX и XX веков писал: “Религиозное чувство в большей или меньшей степени присуще каждому нормальному человеку”. Указывая, что это чувство “связано с понятием о высшем Начале, управляющем человеком и миром, и о вечности”, что “религия сама по себе не имеет влияния на душевные заболевания”, С.С.Корсаков вместе с тем специально подчеркнул, что “принадлежность к некоторым сектам, особенно проникнутым нетерпимостью, изуверством и фанатизмом, а также к таким, в которых религиозный культ соединяется с сильным душевным возбуждением, доходящим до экстаза, способствует к развитию душевных заболеваний”. Через 100 лет, уже на пороге XXI века, эти положения классика мировой психиатрии стали более чем актуальными.

Действительно, в конце XX века на фоне. казалось бы, победы рационалистического атеизма и потери интереса к религии возникла одиозная социальная проблема. Речь идет о ранее неизвестном явлении - бурном распространении культовых новообразований, вовлекших в свою сферу многие миллионы граждан сначала США, затем Западной Европы, а теперь и России. Вскоре обнаружилось, что это явление далеко не безобидно. Повсеместно стали отмечаться негативные последствия деятельности таких новообразований в плане посягательства на интересы личности, семьи, общества и государства.

Основной, психолого-психиатрический аспект проблемы деструктивно-тоталитарных неокультов (“сект”) будет обсужден в соответствующем разделе. Наряду с этим мы считаем необходимым ввести читателя в курс и других аспектов проблемы культовых новообразований.

Все культовые новообразования противопоставляют свои объединения семье (если семья не разделяет взглядов неофита); имеются данные о разрушении по этой причине более 250 тысяч семей россиян, соответственно растет число социальных сирот, представляющих собой группу риска в плане развития как психической патологии, так и социальной дезадаптации до уровня криминального поведения. Идеология всех культовых новообразований направлена на деструкцию национальной духовности, ее замену на собственную систему ценное той. В отличие от традиционных религий, носящих характер “духовной симфонии” (представление, имеющее многовековую историю) в отношениях с государством, культовые новообразования противостоят интересам государства в пассивной или активной форме вплоть до использования своих адептов в шпионских и террористических актах. У ряда “респектабельных” неокультов разработаны планы переустройства мира по своим тоталитарным моделям.

О негативных последствиях деструктивной деятельности культовых новообразований для личности, семьи и общества говорится в Открытом письме, направленном Президенту России Государственной Думой (1996), в специальном постановлении Правительства РФ № 600 от 17 мая 1996 г. о Федеральной целевой программе по усилению борьбы с преступностью, в информационно-аналитических материалах “О национальной угрозе России со стороны деструктивных религиозных организаций” (Аналитический вестник. Выпуск 28. Серия: Оборона и безопасность - 8. Изд. Аналитического управления Аппарата Государственной Думы РФ. М., 1996.). В них, в частности, приводятся такие примеры, как проникновение американской секты “Саентологическая церковь” на оборонные предприятия г.Обнинска, Перми, в стратегические НИИ Минобороны, в Центр управления полетами, в структуры Правительства Москвы. По мнению экспертов МВД России, культивирование слепого подчинения авторитету, суровая организация, всеобщий контроль за всеми сторонами жизни адепта приводят к тому, что при криминализации верхушки секты она неизменно криминализируется полностью, превращаясь в слепое орудие для реализации любых целей своих руководителей (А.И.Хвыля-Олинтер - Органы внутренних дел в борьбе против правонарушений нетрадиционных религиозных движений - тоталитарных сект. // “Духовность. Правопорядок. Преступность”. Материалы научно-практической конференции МВД РФ М 1996. С. 126-130.).

В утвержденной 17.12.97. Указом Президента РФ № 1300 “Концепции национальной безопасности Российской Федерации” особо отмечается “необходимость учитывать разрушительную роль различного рода религиозных сект, наносящих значительный ущерб духовной жизни российского общества. представляющих собой прямую опасность для жизни и здоровья граждан России и зачастую используемых для прикрытия противоправной деятельности”.

То, что тоталитарное сектантство не является частной российской проблемой подтверждается и рядом международных документов, в частности, об этом говорится в специальной резолюции Европейского Парламента 1996 года: “... определенные секты... постоянно нарушают права человека и совершают преступные деяния, как то: жестокое обращение с людьми, сексуальные домогательства, незаконное лишение свободы, торговля людьми, подстрекательство к насилию, распространение расистских воззрений, уклонение от уплаты налогов, незаконное перемещение капиталов, торговля оружием и наркотиками, нарушение трудового законодательства, незаконная врачебная деятельность;...”. Кроме того, Европейский парламент “призывает в этой связи государства-члены усилить взаимный обмен информацией для того, чтобы объединить сведения о феномене сектантства...”.

Настоящее издание как раз и носит такой информационный характер.

1. Отношение психиатрии к проблеме тоталитарных неокультов

Проблема тоталитарных неокультов (сект) возникла в связи с коллизией между положением “Всеобщей Декларации Прав Человека” о свободе совести и многочисленными протестами пострадавших против деятельности этих сект. Понятно, что причинами обращения за помощью к психотерапевтам и психиатрам является не сам факт принятия новой веры (любой человек вправе верить во что угодно), а те психические изменения и расстройства, которые возникают у адептов как результат участия в деятельности тоталитарных культовых новообразований.

Актуальность исследования негативных медико-социальных последствий деятельности в России организаций, имеющих характер деструктивных, тоталитарных сект, обозначилась в последние 10 лет, когда в судебно-психиатрическую службу все чаще стали обращаться сотрудники прокуратуры, следственно-судебных и административных органов с просьбой дать рекомендации о возможности возбуждения уголовного дела в отношении той или иной тоталитарной секты или о снятии с регистрации в связи с причинением вреда здоровью. Эти просьбы обусловлены как жалобами отдельных граждан, чьи родственники, оказавшись вовлеченными в эти секты, стали обнаруживать психические расстройства, так и обращениями представителей общественных организаций, в первую очередь Комитета по спасению молодежи от деятельности тоталитарных сект.

Судебно-психиатрический аспект этого вопроса состоит в том, что констатация причинения вреда здоровью (в данном случае психическому) является принципиально важной, поскольку она одна может быть основанием для возбуждения уголовного дела против тоталитарной секты по ст. 239 У К РФ 1997 г. и применения соответствующих статей Закона “О свободе совести и религиозных объединениях”, став причиной отказа в ее регистрации или запрета на ее деятельность.

Вокруг вопроса о влиянии деятельности культовых новообразований на психическое здоровье идет, можно сказать без преувеличения, ожесточенная борьба. С одной стороны, многочисленные случаи психических расстройств у лиц, вовлеченных в тоталитарные, деструктивные секты, свидетельствуют о явном вреде деятельности этих сект для психического здоровья, с другой - имеют место как отдельные заявления психиатров о том, что пребывание в секте не имеет какого-либо отношения к психическому здоровью, так и хорошо организованные групповые выступления, проводимые под руководством Независимой психиатрической ассоциации. Эта организация как сектозащитная впервые заявила о себе на судебном процессе по делу созданной Секо Асахарой секты АУМ Синрикё и вполне могла выиграть процесс, доказав “безобидность” этого тоталитарного неокульта, если бы не своевременно подоспевшие сообщения о террористических акциях в токийском метрополитене учеников Асахары и последующие разоблачения, показавшие среди прочего и наносимый сектантам вред здоровью.

Следует подчеркнуть, что современные деструктивные тоталитарные секты - это не только хорошо организованные международные образования, но и мощные финансовые пирамиды, располагающие немалыми средствами, чтобы ангажировать журналистов, юристов, общественных деятелей и политиков для своей защиты. При этом ключевыми фигурами оказались психиатры как специалисты, способные дать профессиональные экспертные заключения относительно причинения вреда психическому здоровью. Упомянутая Независимая психиатрическая ассоциации России не только практически в каждом номере своего журнала публикует статьи в защиту тоталитарных сект. обрушивается с некорректными нападками на психиатров, выступающих против деструктивной деятельности неокультов, но и организует многодневные, дорогостоящие, с арендой загородных пансионатов, семинары на тему о взаимоотношениях психиатрии и религии. При этом характерно, что сектозащитная деятельность “независимых психиатров” сочетается с нападками на традиционные религии и с утверждениями об отсутствии у них принципиальных различий с культовыми новообразованиями. Примечательно, что в своих выступлениях “независимые” сектозащитники любят ссылаться на известные имена западных психиатров, тенденциозно подбирая среди них своих сторонников.

Более того, в последнее время сектозащитниками развернута в средствах массовой информации активная кампания с целью дискредитации официальной психиатрии, озабоченной проблемами неокультов. При этом специально вновь поднята шумиха о “карательных” традициях отечественной психиатрии, теперь уже не в отношении диссидентов, а “инаковерующих”. Все чаще в публикациях “независимых” психиатров навязываются представления о том, что официальная психиатрия “призывает к психиатрическим и уголовным преследованиям сектантов”, предлагает свои “карательные услуги” православной церкви. Так. помощник депутата Госдумы В.Борщова Лев Левинсон на страницах Независимого психиатрического журнала (1.1998.С.49) утверждает, что якобы существует “госзаказ” превращения “психиатрии в аппарат преследования инаковерующих”. Он и до этого со своим шефом вкупе с известным экс-депутатом Госдумы Г.Якуниным распространял эту небылицу. Но теперь дело дошло до явно нелепо-клеветнических обвинений в том, что официальная психиатрия “навязывает” церкви свои услуги “психофармакологического возвращения сектантов в лоно православия”.

На основании таких утверждений ряд “правозащитных” организаций (РОО содействия утверждению свободы совести в обществе, Московская хельсинкская группа. Христианское социальное движение) даже выпустила в свет документ “О нарушении прав человека в сфере свободы совести в Российской Федерации” (Москва, 199. Предложив СМИ этот документ для ссылок, эти организации соответствующим образом формируют общественное мнение, особенно через свои издания и зарубежные радиостанции, в первую очередь радио “Свобода”.

В этом документе, в частности, в разделе “Инициативы по возрождению карательной психиатрии” утверждается: “Не имея легальных оснований для преследования верующих, противники свободы совести в России ведут деятельность по возрождению карательной психиатрии и введению в медицинскую практику американской методики депрограммирования”. Естественно, каких-либо подтверждений фактами эти утверждения не сопровождаются, поскольку никто и нигде в России американские методики депрограммирования не проводил и проводить не мог.

Но этим активность сектозащитников не исчерпывается. В одном из последних номеров “Независимого психиатрического журнала” (III, 1999, с. 49) даже публикуется “Открытое письмо НПА Генеральной Ассамблее XI конгресса ВПА” (Всемирной психиатрической ассоциации), в котором говорится: “Со всей ответственностью перед совершаемым этим заявлением шагом считаем необходимым обратить внимание Генеральной Ассамблеи ВПА на возобновившееся в России с 1994-1995 гг., ставшее широкомасштабным и не ослабевающим до настоящего времени, очередное использование психиатрии в немедицинских целях. На этот раз для подавления не инакомыслящих, а инаковерующих”. Это “Открытое письмо заканчивается призывом к ВПА принять следующий текст Обращения:

“Всемирная психиатрическая ассоциация выражает обеспокоенность инициацией многочисленных судебных исков к различным религиозным организациям в России за якобы “причинение ими грубого вреда психическому здоровью и болезненное изменение личности”.

Всемирная психиатрическая ассоциация выражает солидарность с позицией Независимой психиатрической ассоциации России и Российского общества психиатров относительно недопустимости вовлечения психиатров в проблемы. выходящие за пределы их профессиональной компетенции.”

Это обращение принято не было, что отнюдь не обозначает, что активность “правозащитников” снизится (как и зарубежное финансирование их деятельности). Само обращение спроецировано на руководство российской психиатрией, на Минздрав с целью полного отстранения от участия отечественных психиатров в помощи жертвам деструктивных неокультов.

Необходимость задержаться на фактах такой широкомасштабной, до международного уровня, борьбы за общественное мнение, должна показать роль психиатрии в вопросе об оценке деятельности современных неокультов.

В настоящее время в России сложилась ситуация, когда любая из противоборствующих сторон может найти себе экспертов-психиатров, сообразно своим интересам, или же дать соответствующую ссылку на литературу. Что касается последней, то возможности публикаций в своих изданиях и в зарубежной прессе Независимой психиатрической ассоциацией (НПА) в защиту “нетрадиционных религий” несопоставимы с возможностями других психиатров обнародовать факты негативных последствий деятельности тоталитарных неокультов. Все это путает общественность, затрудняет правильную ориентацию как психиатров, не соприкасавшихся с этой проблемой, так и правоохранительных органов, которые сталкиваются с проблемой новоявленных “религий”.

Все чаще стала возникать необходимость проведения судебно-психиатрических экспертиз по делам, сопряженным с неокультовой практикой, причем не только по факту причинения вреда психическому здоровью.

Участились случаи освидетельствования лиц, совершивших агрессивные и другие правонарушения в связи с их деятельностью в секте, а также посмертные экспертизы сектантов, покончивших жизнь самоубийством. Стали возникать вопросы и по гражданскому судопроизводству, связанные с передачей завербованными своего имущества сектантским организациям. Нередки и обращения к психиатрам со стороны государственных структур за консультациями по оценке всей деятельности неокульта в плане наличия или отсутствия в ней факторов, приводящих к расстройству психического здоровья.

Сказанное обусловливает необходимость более глубокого анализа проблемы с исследованием социально-психологических причин быстрого распространения на отечественном духовном поле деятельности деструктивных тоталитарных сект, более точного обозначения их сути и взвешенного решения вопроса о вреде их деятельности для психического здоровья.

2. Некоторые общие отличия сущности неокультов

от традиционных религий

Психолог и психиатр, к которому обратились по тому или иному поводу, сопряженному с деятельностью неокульта, должен уметь отличить собственно психопатологию от тех отступлений от общепринятой социально-психологической нормативности, которые являются выражением узко культовой нормативности и не могут быть квалифицированы как болезненные расстройства, какими бы парадоксальными они не представлялись.

Все религии имеют свои догматы, которые определяют суть и структуру духовного учения и на которых построены принципы и модус социального поведения ее приверженцев. Упомянутая “Всеобщая Декларация Прав Человека” и основанная на ее положениях Конституция Российской Федерации уважительно относятся к этим догматам и не допускают какой-либо дискриминации человека добровольно выбравшего свое вероисповедание. Однако современные культовые новообразования (тоталитарные секты), претендуя на статус новой религии (и, соответственно, такое же правовое к себе отношение, как и к традиционным религиям), имеют ряд принципиальных отличий. Главное из них заключается в том, что тоталитарные неокульты, исходя из сущности доктрин и методов их навязывания, лишают своих адептов свободы религиозного самоопределения, нарушая тем самым одно из основных положений “Всеобщей Декларации Прав Человека” и Конституции РФ.

Поэтому целесообразно первоначально “развести” понятия культовых новообразований и собственно религии. Говоря о культовых новообразованиях в целом, психолог и психиатр должны абстрагироваться от содержательно-религиозной стороны их деятельности, наличия какой-либо ереси по отношению к традиционным религиям. Ереси, то есть отклонение от стержня господствующей религии, всегда существовали и будут существовать вследствие того, что люди отличаются индивидуальным мышлением, собственным “событием с Богом”, своим качеством “совести”. Если происходит “новое видение Бога”, и оно сочетается с абсолютной убежденностью в его истинности, то может (и история это многократно подтверждала) сложиться новое религиозное учение с последующим ее распространением. Успех последнего зависит как от активности нового учителя, так и от социальной востребованности и восприемлемости видоизмененной религии. Далеко не всякая группа лиц, исповедующих такую ересь, подходит под понятие тоталитарного культового новообразования или “секта” в современном смысле этого слова.

Понятие “секта” пока не имеет четкого научного определения в социологии и психологии, хотя в международной правовой практике встречается достаточно часто, чтобы считаться устоявшимся юридическим термином. Тем не менее считается, что в социальном аспекте сектой можно назвать организацию или группу лиц, замкнувшихся в своих узких интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, или безразличных, или противоречащих им. Они отличаются от групп, сложившихся на основе общих интересов, именно замкнутостью всех сторон своей внутренней жизни. В религиозном контексте под сектой обычно понимается община, часть, отколовшаяся от господствующей церкви. Но это еще не законченная характеристика современного культового новообразования.

К последним не в полной мере подходит и обычный смысл понятия “культ”, поскольку современные культовые новообразования - это особая разновидность культов, отличающихся “разрушительностью по отношению к естественному гармоническому состоянию личности: духовному, психическому и физическому (внутренняя деструктивность), а также к созидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структурам, культуре, вероисповеданиям, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность). Такие культы противоположны созидательным традиционным вероучениям, хотя зачастую и имеют некоторое поверхностное внешнее сходство (на чем спекулируют борцы за равноправие всяких вероисповеданий)” [А.И.Хвыля-Олинтер].

В конце XX века общество встретилось с явлением, принципиально отличным от прежних культов. Его основное отличие не столько в заявках на новое вероучение, сколько в тоталитарно-деструктивном характере деятельности с использованием современных методов воздействия на личность, в маскировке меркантильной сущности духовной риторикой и в исключительно агрессивном прозелитизме (то есть распространении учения культа и вовлечении в сферу своей деятельности новых членов). Можно сказать, что современные тоталитарные культовые новообразования - это культы, использующие “духовную”, мистическую лексику для прикрытия методов тоталитарного воздействия на личность с целью ее деструкции и последующего использования в собственного интересах.

Именно эти свойства отражаются в наиболее разработанных определениях понятия “секта” как современного культового новообразования, данных, в частности, на основании трудов американских исследователей R.J.Lifton (1961), L.J.West и M.D.Langone (1986), M.T.Singer и R.Ofshe (1990), Конференцией по культам, организованной Американским семейным фондом и Нейропсихиатрическим институтом UCLA (я специально предпочитаю приводить ссылки на зарубежные источники, чтобы избежать обвинений в предвзято православной точке зрения).

Согласно этим представлениям, современное культовое новообразование - это группа людей (или движение), отличающихся чрезвычайной преданностью какой-либо личности и неэтично применяющих манипулятивные методики убеждения и контроля. Примерами таких методик служат: изоляция от бывших друзей и семьи, доведение до истощения, использование специальных способов повышения внушаемости и рабского повиновения, мощное групповое давление, управление информационным потоком, нивелирование индивидуальности и критического умения правильно оценивать ситуацию и свою роль в ней, стимулирование полной зависимости от группы, страха перед уходом из нее. Все это предназначенью для достижения целей групповых лидеров в ущерб адептам, их семьям и обществу.

Нельзя не согласиться с мнением американских исследователей, которые считают, что люди присоединяются к культам не потому, что они делают разумный выбор, а потому, что их обманули. Этот процесс является обольщением, а не свободным выбором, сделанным на основе необходимой и достаточной информации. Процесс присоединения к культам соответствует психотехнологии формирования DDD синдрома, который был одним из объяснений того, что в США принято называть “промыванием мозгов”. DDD синдром (deception, dependency, dread - обман, зависимость, страх) соответственно состоит в сокрытии действительных целей культа, в камуфлировании первоначальной “бомбардировкой любовью” последующей жесткой эксплуатации, в подавлении собственной личности с полным подчинением культу и в страхе как главном инструменте манипулирования, основанным на постоянно поддерживаемом чувстве вины.

Автор фундаментальных исследований тоталитарных культов R.J.Lifton первый описал восемь элементов, применяемых для тоталитарного воздействия на личность, которые при одновременном и систематическом их использовании приводят к “катастрофическому изменению самосознания”. Эта “психотехнология” стала характерным методом “работы” в тоталитарных неокультах: 1) Форсированная интеграция в культовую модель верований и систему межличностных отношений, их жесткое структурирование, регуляция поведения и использования времени, контроль за потоком информации: постоянная загрузка культовой и полная изоляция от какой-либо иной С помощью этого происходит психологическая и поведенческая идентификация с группой. 2) Мистическое манипулирование - использование запланированной или подстроенной “спонтанной”, “непосредственной” ситуации для придания ей смысла, выгодного манипуляторам. Например, физиологические и психологические изменения при переходе на вегетарианское питание объясняются “нисхождением святого духа”. 3) Требование резкого деления мира на “чистый” и “нечистый”, “хороший” и “плохой”. Неокультовая организация - “хорошая” и “чистая”, все остальное - “плохое” и грязное”. 4) Обязательность непрерывной исповеди и чистосердечных признаний для того, чтобы не оставить адепту ничего личного, сокровенного и поддерживать в нем чувство вины. 5) “Святая наука” - объявление своей догмы абсолютной, полной и вечной истиной. Любая информация, которая противоречит этой “абсолютной истине”, считается ложной. 6) Нагруженный культовым смыслом язык - создание специального клишированного словаря внутригруппового общения с целью устранения самой возможности для самостоятельного и критического мышления. 7) Доктрина выше личности - доктрина более реальна и истинна, чем личность и ее индивидуальный опыт. Разделение права на существование - члены группы имеют право на жизнь и существование, остальные - нет, и примат принципа цель оправдывает любые средства”. Следует добавить, что в некоторых сектах применяются методы прямого гипнотического и скрытого внушения, нейролингвистического программирования, трансцендентальных медитаций.

Таким образом, в основе “психотехнологий” культовых новообразований лежит “гуризм” в сочетании с методиками образования DDD-синдрома.

Те, кто говорит об опасности деятельности тоталитарных неокультов (в том числе психиатры), нередко должны ответить на вопрос: в чем же их отличие от традиционных религий? Отвечая на него американский пастор Richard L.Dowhower приводит следующие сопоставления:

Религии уважают автономию индивида - культы подавляют самостоятельность, формируют зависимость.

Религии стараются помочь индивидам удовлетворить свои духовные потребности - культы эксплуатируют духовные потребности.

Религии терпимо относятся к вопросам и независимому критическому мышлению и даже поощряют их - культы отбивают охоту задавать вопросы и пресекают независимое критическое мышление.

Религии способствуют психической, духовной интеграции личности - культы “расщепляют” членов на “хорошее культовое “я” и “плохое прошлое “я”.

Религии бережно относятся к таинству личностной сущности - неокульты грубо вторгаются в самые потаенные уголки сознания, лишают адепта права на личностное самоопределение.

Религии рассматривают деньги как средство, подчиненное этическим ограничениям, направленное на благородные цели - культы рассматривают деньги как самоцель, как средство для достижения власти или эгоистических целей лидеров.

Религии осуждают сексуальные связи между духовенством и верующими - культы часто делают своих адептов объектами сексуальных притязаний лидеров.

Религии уважительно реагируют на внешнюю критику - культы часто угрожают критикам физической или юридической расправой.

Религии лелеют семью - культы рассматривают семью как врага.

Религии поощряют человека серьезно подумать, прежде чем дать обязательство о присоединении - культы форсируют быстрое согласие, не обеспечивая решение достаточной информацией.

В целом принципиальное различие состоит в том, что религии свято чтут автономию и творческую самобытность личности, видя в этом основу подобия человека Богу; для неокультов же человек - лишь инструмент для получения выгоды.

Что касается сущности неокультовых вероучений, то она весьма пестрая и их число резко увеличивается в канун нового тысячелетия (по данным Теда Дэниелса, возглавляющего “Институт слежения за наступлением нового тысячелетия”, в США сейчас практикуют 1200 “крупных пророков, не считая множества более мелких”). Собственно неокультовых организаций в США насчитывается несколько тысяч, в России - пока гораздо меньше, но их число быстро растет и уже перевалило за тысячу. Самыми древними по истокам и самыми потенциально опасными являются современные модификации сатанизма (судебно-психиатрические экспертизы по фактам ритуальных убийств, совершаемых сатанистами, уже не являются редкостью). После принятия нового Федерального закона “О свободе совести и о религиозных объединениях” секты стали уходить в подполье или переименовывать свою деятельность, камуфлируясь под просветительские, гуманитарные, спортивные и т.п. организации, сохраняя при этом свою сущность.

В основном в культовых новообразованиях преобладает эклектика из различных ересей, иногда несовместимых, но неизменно претендующих на древние корни. В других случаях даже не скрывается факт изобретения собственной религии именно для добывания денег. Важно отметить и эзотерический характер неокультов: для нижних уровней адептов существует одна “правда”, для верхних - другая; руководство же обладает тайной, скрытой от всех. Некоторые бывшие адепты неокультов, достигшие в них высокого положения, отмечают, что по мере служебного продвижения и приближения к тайнам руководства они убеждались, что “идейности” становилось все меньше за счет преобладания экономических, политических и других, отнюдь не духовных, интересов.

Admin
Admin

Сообщения : 214
Дата регистрации : 2010-04-05

Посмотреть профиль http://antigury.forumgrad.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Современные культовые новообразования как психолого-психиатрическая проблема

Сообщение  Admin в Вт Апр 06, 2010 7:32 pm

Американские специалисты по неокультам отметили и такой интересный факт: члены некоторых культов, видя, что деятельность организации находится под защитой Первой поправки к Конституции о свободе совести и освобождается как религиозная от налогообложения, покидают свои группы и формируют собственные, слегка изменив прежнее содержание, компилировав старые догмы различных сект. Подобное стало отмечаться и в России. Доход неокультовых организаций (по данным средств массовой информации) может достигать миллиона долларов в день. Это, кстати, позволяет иметь упомянутую сеть ангажированных политиков, юристов, журналистов, экспертов психологов и психиатров для защиты от попыток противодействия деструктивной активности неокультов.

Современные культовые образования в отличие от сект прошлых времен сочетают в себе стремление к максимальной материальной выгоде и гладкого приспособления к социальным реалиям. Их религиозная “духовность” - лишь ширма, которой они прикрывают свою коммерческую и политическую деятельность в противовес прямолинейной, бескорыстной, самоотреченной убежденности в своей истине прежних сектантов. Учитывая, что статус религиозной организации освобождает ее от налогообложения и дает другие выгоды, некоторые неокульты называют свою деятельность именно религиозной, хотя таковой по существу не являются (по мнению специалистов-религиоведов и по данным судебных определений).

Отмеченные особенности наиболее наглядно выражены в деятельности созданного Лафайетом Рон Хаббардом тоталитарного неокульта “Церкви саентологии”, доказывающей свою религиозную сущность. Эта международная организация, пользуясь статусом религиозной, имела немалые выгоды, однако неприкрытая меркантильность была разоблачена и в ряде стран этот статус был снят. Так, в ФРГ она на государственном уровне характеризуется как “криминальная коммерческая организация с элементами психотеррора”.

Поскольку учение Л.Р.Хаббарда особенно активно распространяется в России, до сих пор продолжает открыто рекламироваться, имеет ориентацию на молодежь (в МГУ одно время была даже библиотека имени Л.Р.Хаббарда) и находит много сторонников и защитников в коммерческих медицинских кругах, то о сущности и негативных последствиях этого учения следует сказать особо. Кроме того, можно утверждать, что “Церковь саентологии” является как бы эталонной моделью всех культовых новообразовании тоталитарного толка.

Из рекламного листка Гуманитарного Центра Хаббарда, изданного его Центром религиозной технологии в 1997 году и широко распространяемого в России:

“Л.Рон Хаббард открыл, что несмотря на многочисленные теории и догадки, никто на самом деле не знал. из-за чего люди ведут себя так, как они ведут...

За более чем 50 лет Л. Рон Хаббард написал более 540 работ и прочел более 3000 лекций, которые записаны на пленки. Его труды разошлись более чем 116 миллионным тиражом на 32 языках во всем мире”.

Вместе с тем именно Хаббард в “Официальном послании сотрудникам от 09.03.1972” цинично раскрыл суть деятельности своей Церкви: “Делайте деньги, делайте больше денег, заставляйте других работать, чтобы они делали для вас еще больше денег”.

Основатель и духовный отец саентологии американский писатель-фантаст Л.Рон Хаббард (1911-1986) положил начало саентологическому движению в 1950 году, опубликовав свою книгу “Дианетика - современная наука душевного здоровья”. В том же году в США на средства автора для пропаганды его “научных и философских идей и методов” был открыт первый Дианетический центр.

В настоящее время Саентология, возглавляемая Дэвидом Мискавиджом, является четко иерархизированной организацией, разветвленной по всему миру и проявляющей активность во всех сферах жизни, включая бизнес, политику, культуру и образование. Она состоит из отдельных, разбросанных по всему миру организаций, каждая из которых управляется из центра менеджмента в США и направлена на пропагандирование и маркетинг технологий Хаббарда. По собственным данным организации, она насчитывает 3100 так называемых “церквей”, “миссий” и филиалов в 107 странах, в которых состоит около 8 миллионов членов. Дополнительно действует целый ряд дочерних организаций. не включающих термин “саентология” в свое название, но тем не менее являющихся частью Саентологической организации. Среди многих других к ним, в частности, принадлежат Нарконон (лечебная служба для наркоманов), Комиссия по психиатрическому злоупотреблению правами человека - последняя, видимо, для защиты от обвинений психиатров в причинении вреда психике от практики саентологии.

Новоявленный основатель “всеобщей философии”, религии и медицинских технологий Л.Р.Хаббард не был врачом, он не имел не только медицинского, но вообще высшего образования. Это был человек с определенными психическими нарушениями, в 1947 году находился на психиатрическом лечении в морском госпитале Оак Кнолл (США). По словам сына Хаббарда, значительная часть “научных открытий” его отца была “создана” в состоянии глубокого наркотического опьянения. Сын пишет, что Хаббард, предававшийся различным половым извращениям, долгие годы страдал от венерических заболеваний и психических расстройств. Он был вовлечен в самые отталкивающие формы оккультизма. В конце жизни Хаббард пришел к убеждению, что является никем иным, как Зверем из Апокалипсиса, обладающим властью над всем человечеством. Между тем Верховный Суд Калифорнии назвал Хаббарда “шизофреником и параноиком” (видимо, отсюда его лютая ненависть к психиатрам).

Известно, что Л.Р.Хаббард провозгласил главной целью наживу, а ложь - единственным эффективным способом контроля над людьми (примечательно, что по уставу Саентологической организации каждое слово, произнесенное или написанное Хаббардом, является “священным писанием”,т.е. абсолютной истиной).

Будучи третьесортным сочинителем научной фантастики, Хаббард после ряда финансовых неудач понял, что есть и более простые пути к обогащению. В 1949 году, выступая на съезде писателей-фантастов в Нью-Джерси, Хаббард заявил: “Писать, чтобы получать по центу за слово, смешно. Если человек действительно хочет получить миллион долларов, то лучший способ - это изобрести свою религию”. Через год после этого заявления, в 1950 году Хаббард выпустил упомянутую книгу с учением Дианетики.

Организация Хаббарда не единожды подвергалась судебным разбирательствам в различных странах мира. В настоящее время более 40 государств расследуют преступную деятельность этой секты, а в ряде мест она запрещена законом (в 1999 году Саентологическая церковь была снята с регистрации и в России, однако хаббардисты надеются на изменение этого решения в более высокой судебной инстанции, естественно, “Независимый психиатрический журнал” уже начал печатать “экспертные материалы” в их защиту).

В 1977 г. руководители саентологии были уличены в планировании операции по похищению документов, принадлежащих армии и флоту США, таможне. ЦРУ, Судебной палате и др. Доказательств оказалось достаточно, чтобы приговорить к различным срокам руководителей секты, в том числе жену основателя саентологии. Сам Хаббард от суда по этому делу скрылся, но в 1978 году был приговорен Парижским судом по другому делу к 4 годам тюремного заключения и крупному штрафу за извлечение прибыли с помощью мошенничества. Хаббардисты известны еще и тем, что во всех странах они находятся в постоянной конфронтации с официальной медициной и психиатрией и при каждой возможности демонстрируют свои протесты против них.

В 1978 году Хаббард объявил о создании “метода детоксикации” - “очистительного марафона”, достойного, по его мнению, Нобелевской премии. О вреде этого метода будет отдельно сказано в специальном разделе.

В чем же, собственно, сущность и “Дианетики” и “Саентологии”? Термины “Дианетика” и “Саентология”, как и многие другие нозоязы, изобретены самим Хаббардом. Дианетика, по Хаббарду, означает “посредством разума” - это учение о разуме, технология избавления от комплексов и вредных привычек. Саентология (“учение о знании”) - это прикладная религиозная философия, обучающая мудрости и практике управления духом. Так, по крайней мере, определяют смысл этих слов сами саентологи.

Согласно Хаббарду, мир обречен на уничтожение, и в этой ситуации он, Рон Хаббард, разработал единственно возможный путь к спасению. В Дианетике он дал человечеству способ спасения путем “раскрытия неиспользуемых интеллектуальных способностей и гениальных возможностей”. При этом человеческое здравомыслие должно пониматься как банк данных, единственный, способный решить все проблемы при обеспечении полной и правдивой информацией.

Работу сознания Хаббард рассматривает через функционирование двух частей: аналитического” ума, который ответственен за решение жизненных проблем, и “реактивного” ума.

“Реактивный” ум хранит чувственные записи психотравмировавших событий, так называемые “инграммы”, которые расцениваются как помеха достижению успехов в жизни. Цель дианетики - удаление таких инграмм с помощью специальных процедур - “одитингов”. Это своего рода общения-исповеди, во время которых вы обязаны рассказать одитору обо всем, о чем он вас спросит, в том числе о вашей личной жизни, о родных и знакомых, их занятиях и т.д.

Известно, что все сказанное фиксируется на компьютере, а потом извлекается для шантажа и в целях бизнеса, политики, проникновения в государственные структуры управления.

В результате такого процесса “очищения” появляется индивид со сверхчеловеческими способностями - “клир” (с англ. - чистый), а по существу -человек, лишенный чувства сопереживания, нравственных начал, совести. В известной степени “очистка от инграмм” напоминает психоаналитическую технику освобождения от невротизирующих комплексов, однако у хаббардистов она направлена на развитие нравственной тупости, а главное, формирует у адепта так называемое зависимое расстройство личности - цель всех тоталитарных сект.

Саентология учит, что за пределами тела и ума существует своеобразный, основной элемент личности - “тетан”, представляющий человеческий дух, или жизненную энергию, и который обладает сверхъестественными возможностями. “Тетан” предположительно существует 300 триллионов лет, переселяясь из тела в тело или же путешествуя по Вселенной. С точки зрения Хаббарда, “тетаны” могут покидать тела, которые они заселяют, и существовать вне их за пределами физической вселенной. Эта концепция духа, или жизненной энергии должна пониматься так, что человек может продвинуться до более высокого уровня существования, где его не будут мучить жизненные невзгоды и муки совести. Это и есть путь достижения состояния полной душевной свободы, или состояния “Оперирующего (Действующего) тетана” (ОТ). Такое состояние достигается после того, как человек прошел состояние “клир”.

Согласно саентологической доктрине, достижение состояния ОТ является ключом к бессмертию. ОТ способен контролировать физическое вещество. энергию, пространство и время. Постулируется, что любой, кто использует саентологическую технологию, может стать самоопределенным, действительно богоподобным существом, не ограниченным размерами пространства и времени.

Так как Дианетика вначале возникла как форма самопомощи, ориентированная на тело и ум, и не содержащая каких-либо элементов религии, Хаббард приступил к созданию Саентологии, как “науки о знании в полном смысле”, в котором Дианетика была только частью. По существу Хаббард “изобрел” новую “религию”, и в 1954 году он регистрирует в Калифорнии свою первую “Церковь Саентологии”. Ее целью явилось создание нового человека и нового мироустройства, управляемого исключительно по принципам саентологии. Необходимость полной трансформации общества по саентологическому образу вытекает из упомянутого аргумента, что мир в его настоящей форме обречен на уничтожение. Спасение возможно только через применение Хаббардовской технологии. Именно для камуфляжа этой тоталитарной цели была выбрана форма церковности.

“Церковь Саентологии”, как все тоталитарные секты, претендует на роль абсолютного арбитра и знание единственного пути к спасению.

Заявляя, что только саентологи могут обладать персональным бессмертием, хаббардисты для его достижения предлагают широкий набор методик и тренировочных программ (курсы общения и так называемый одитинг). Эти методики направлены на некритическое принятие догм и подавление всяких попыток независимого мышления.

Обучение саентологической технологии идет через платные курсы, их стоимость повышается по мере овладения предыдущим курсом и последние достигают десятков тысяч долларов. По окончании каждого курса проводится специальное тестирование, результаты которого обрабатываются на компьютере. Неизменным результатом этой обработки является указание на то, что у вас наметились “определенные подвижки”, но для достижения настоящего успеха необходимо пройти следующий курс. Также платный, более дорогой, но не пройдя его, вы еще не овладеете полностью “таинством” спасения. И так далее, и с таким же результатом после очередных курсов. Как правило, платежные возможности клиентов вскоре исчерпываются, и они попадают в финансовую зависимость от секты, которую позволяют в определенной мере компенсировать безвозмездным и весьма изнурительным трудом на благо саентологической “Церкви”. Когда у вас не будет ни сил, ни денег, чтобы завершить обучение и достигнуть бессмертия и счастья, вам посочувствуют, но скажут, что это - ваша проблема, и попрощаются.

Начинается же все просто, как во всех тоталитарных сектах - с навязчивого предложения вас осчастливить. Для этого нужно “лишь” зарегистрироваться, указав в специальной анкете фамилию, род занятий, домашний адрес и телефон (все эти данные обязательно вносятся в компьютер). Затем вам предлагается пройти тестирование. Этот тест, именуемый “бесплатным анализом личности”, под заголовком “Узнайте, будете ли Вы счастливы?” состоит из 200 вопросов. Ответы оперативно обрабатываются компьютером, который, как правило, сообщает, что вы подаете надежды, но у вас страдает сфера общения (или что-то другое, что мешает в перспективе быть счастливым). Полученный ответ дает повод предложить вам записаться на курс “Как улучшить свою жизнь?”, пройдя который вы приобретете “сильную волю” и даже сможете управлять окружающими. Что дальше - уже известно.

Организаторы саентологии требуют от своих последователей беспрекословного послушания и безоговорочного принятия саентологических доктрин. Для этого Хаббард предусмотрел для членов секты разрыв эмоциональных связей с семьей, друзьями и всеми, кто не признает саентологию. Все это ведет к психологическому вакууму, заполнить который, однако, дозволительно только хаббардовской технологией.

Главный метод формирования зависимости у адептов саентологии такой же, как у всех тоталитарных сект - запугивание в случаях ослушания. В этих целях широко используются материалы, полученные при тестировании и одитингах. Кроме того, в технологии саентологии широко практикуется система взаимодоносов, при этом промедление с доносом является тягчайшим грехом. Вовлеченные в секту знают, что какая-либо критика саентологии или разрыв с сектой грозит применением моральных или физических мер воздействия. Психиатрам очень важно знать, как характеризовал Хаббард эффективность своей технологии: “Наши дисциплинарные меры вполне способны сделать человека ненормальным”, и подкреплял это примером, доведения ослушника до “совершенной невменяемости”.

Утверждение, что организация является единственной, кто обладает тайной спасения, ведет к поляризации между замкнутым миром саентологии, который, по ее определению, хороший, и остальным миром, который олицетворяет зло и неправду. Все это дополняет уже отмеченные характерные черты тоталитарности этой секты: кто не с нами, тот против нас. Отсутствует предмет для диалога и открытых дебатов: наоборот, критики должны быть запуганы и задавлены. Для этого следует выявить и взять на учет даже малейшие имевшиеся в прошлом прегрешения критиков, чтобы лишить их права на критические выступления.

Саентологическая организация заявляет, что является религиозным обществом, и рассматривает себя как “церковь”. Тем не менее имеются многочисленные примеры инструкций (в том числе упомянутая), написанных Хаббардом, которые убедительно показывают, что в основе организации лежат отнюдь не религиозные соображения, а прямой коммерческий интерес и неослабевающая погоня за прибылью.

Можно ли саентологию рассматривать как религию? Это важный вопрос. Если да - она попадает под защиту законов о свободе совести, если нет - у нее возникают проблемы. О религиозной сущности саентологии можно узнать лишь на секретных “Курсах для Оперирующих (Действующих) тетанов”. Реально мало кто способен заплатить еще более десятка тысяч долларов за этот курс, уже выложив за предыдущие более двухсот тысяч. Так или иначе, “религиозная” идея саентологии в первую очередь антихристианская как по сущности, так и по сатанинской символике (перечеркнутый крест и др.). Какого-либо доброго нравственного начала в саентологии нет. Напомним, что в ряде стран статус религиозной с хаббардистских организаций был снят, их деятельность определена как коммерческая.

3. Социально-психологические предпосылки

распространения неокультовых образований

религиозного толка в XX веке

Для того, чтобы понять феномен быстрого распространения на территории России “нетрадиционных религий” следует рассмотреть их социально-психологические корни и условия развития.

Рассматривая проблему с социально-психологических и культурально-религиозных позиций, можно обнаружить, что деструктивные тоталитарные секты - одни более явно, другие - тщательно это скрывая, берут свое начало на Западе, и в первую очередь в США, где в основном сосредоточены организационные и финансовые центры различных сект (даже, казалось бы, такой восточный культ, как Общество Сознания Кришны (ОСК), на самом деле является филиалом Международного ОСК, образованного в 1966 году в США).

Во второй половине XX века именно в США создалась крайне благоприятная ситуация для роста и распространения тоталитарных сект в силу доминирующего, по мнению американских социальных психологов, бездуховного менталитета и ориентации на материальные, сиюминутные блага. Не имея национальной традиционной духовности, всуе упоминая Бога (обозначив Его Имя даже на долларах). Соединенные Штаты в основе своей духовной культуры имеют интерконфессиональность, терпимо относящуюся ко всем религиям. Это создало благоприятные условия для появления множества маргинальных верований, в том числе так далеко ушедших от традиционных религий, что в них, даже называющих себя христианскими, кроме остатков христианской лексики (а точнее - “говорения” о Боге) от евангелиевской духовности мало что осталось. Более того они, как правило, преисполнены прямых нападок на христианство и видят в разрушении традиционной духовности возможность завладения ключевыми позициями в умах и сердцах вербуемых адептов для своего быстрого обогащения.

Отмеченное положение является отдаленным результатом процесса, который начался в 1054 году с отделения католической церкви от Единой Святой Апостольской Церкви. Далее, через пятьсот лет от католицизма отделился протестантизм, а затем началось прогрессирующее деление на новые ветви. Чем дальше эти ветви были от ортодоксального ствола в виде Православной Церкви, тем меньше в них было духовности. Человек все более терял смыслообразующие ценности бытия, нравственную, социально-духовную ориентацию своего “Я”, которая все более замещалась идеологией гедонизма. К настоящему времени, чтобы как-то завлечь прихожан учителя упомянутых маргинальных религий вынуждены заигрывать с ними, даже в прямом смысле слова, устраивая совместные спортивные игры и крайне упрощая духовные обряды. Так, к примеру, в США можно обвенчаться, не вылезая из автомашины, которая въезжает прямо в молитвенный дом. Понятно, что все это выхолащивает религию, создает тот духовный вакуум, которой ведет к росту преступности и наркомании, столь характерных для США. Это же явилось предпосылкой для развития различных новых религиозных движений, обладающих, по крайней мере согласно их заявлениям, истинной духовностью.

Отмеченное С.С.Корсаковым “присущее каждому нормальному человеку” религиозное чувство осознанно или подсознательно ищет своего удовлетворения. Религиозные маргиналы, даже и называющие себя христианскими, не могли дать духовного насыщения. Духовный вакуум в США стал наполняться различными оккультными и парапсихологическими учениями. Все это создало благоприятную почву для изобретения (именно “изобретением”, а не духовным началом, назвал Л. Рон Хаббард созданную им Саентологическую Церковь) новых религий, фактически представляющих деструктивные культовые новообразования. Напомню, в настоящее время в США действует несколько тысяч различных сект тоталитарного типа, нередко с криминальным содержанием.

Не случайно поэтому общественность, различные правовые службы и психиатры именно Соединенных Штатов первыми столкнулись с проблемой таких сект. Там впервые началась борьба между сторонниками беспредела новоявленных культов и обеспокоенными создавшейся проблемой общественными, правовыми и научными кругами. Последние были озабочены жульничеством и манипулированием в отношении вербуемых и адептов, наличием психологического, финансового, а иногда даже физического насилия и, конечно, фактами психических расстройств. Эти выступления против неокультов встретили, по словам американского исследователя неокультов Rosedale (1989) “резкую, хорошо организованную контратаку клики специалистов по “гражданскому освобождению”, которые спекулировали нерушимостью свободы совести и жизнеспособностью так называемых новых религиозных движений”.

В упомянутой ситуации в США прошли острые дискуссии. Одновременно накапливалось все больше фактов о существенных психических расстройствах у неокультистов, приводящих даже к недобровольному стационированию в психиатрические клиники (эти данные и клинический опыт будут приведены ниже). Под давлением этих и других негативных фактов общественное мнение постепенно приходило к тому, что конституционное положение о свободе совести не может быть “абсолютной иконой”. В США теперь широко признано, что право на религиозную свободу никому не позволяет наносить вред психическому здоровью людей или под прикрытием религиозной мотивации изменять их сознание, лишать свободы, разрушать семью.

Как упоминалось, мы деструктивно-тоталитарные секты предпочитаем называть культовыми новообразованиями. Помимо сказанного это обозначение нам импонирует и потому, что в нем имеется и фактическое сходство с раковыми новообразованиями: последние разъедают тело и распространяют свои метастазы по организму, культовые же новообразования разъедают душу и также разносят свои метастазы, но уже в социальной среде.

Метастазы этих деструктивных культовых новообразований с начала 90-х годов стали активно и вначале без каких-либо сдержек распространяться в Западной Европе, однако там они вскоре стали встречать все большее сопротивление. Деятельность некоторых из них стала иметь прямое правовое ограничение. В России же к этому времени в результате принятого на волне необузданного либерализма неудачного Закона РСФСР “О свободе вероисповеданий” от 1990 года, напротив, открылись границы для деятельности иностранных, в том числе неокультовых, миссионеров и была создана для них благоприятная правовая ситуация.

Для большего понимания социально-психологических причин быстрого роста культовых новообразований в нашей стране необходимо выделить специфику ее исторического развития в XX веке. Монотеистическая страна в своем духовном развитии была насильственно, с применением физических мер, вплоть до уничтожения неподдающихся, превращена в атеистическую. За 70 лет тоталитарно насаждаемой материалистической идеологии и жесткого преследования религиозной духовности удалось прервать передачу этой духовности по линии семейных традиций, по линии связи с духовенством, которое все более изолировали от общества, по линии связи времен через духовную литературу, превратившуюся в раритет. Так или иначе, тоталитарному коммунистическому режиму в нашей стране удалось сформировать атеистический менталитет, что, правда, не помешало существованию языческих предрассудков и суеверий.

К последствиям многолетнего тоталитарного режима следует добавить те социально-психологические изменения, которые образно названы петербургским профессором М.М.Кабановым “дебилизацией и апатизацией населения”. Ориентация на среднетехническую грамотность населения, на “единственно научную идеологию”, на безальтернативность материалистического понимания смысла жизни и бытия вела к спаду критичности в отношении новой, в том числе наукообразной, информации и легкости принятия всего примитивного и сильно прямолинейного (например, происхождение человека от обезьяны или от посетивших Землю инопланетян). Дискуссии на эти темы были своего рода эрзацами духовности. Поиск иной, нематериалистической духовности пресекался вплоть до уголовного наказания.

Однако присущие психически нормальному человеку жажда познания, жажда духовного общения, религиозного самовыражения как онтологические свойства личности сохранялись в потенции и ждали возможности реализоваться в благоприятных условиях свободы.

Те резкие социокультуральные изменения, которые произошли со сменой политической парадигмы в нашей стране с конца 80-х годов, привели как к деформациям сложившегося за годы советской власти общественного менталитета, так и к нарушениям жизненного стереотипа нашего населения. Резкий слом устоявшегося атеистического менталитета homo soveticus привел к непривычной для него идеологической дезориентации, пробил брешь в догматически-материалистическом мировоззрении, оживил потенциальный интерес к духовным ценностям. Для многих крушение старого мировоззрения уже было стрессовым обстоятельством и предпосылкой развития тех расстройств психики, которые предрасполагают к восприятию неокультовых учений.

Жизненный стереотип нашего населения был нарушен непривычными для него требованиями новой социально-экономической ситуации, переориентацией на западный характер приоритета материальных ценностей.

Все это стало сочетаться с утратой фундаментальнейших радостей жизни - общения, взаимопонимания, общности и единства своих целей, которые хотя и были при прежнем строе жестко контролируемы и узко идеологизированы, но все же в известной мере отвечали психологическим потребностям человека. Коллективные формы общения и духовного единства в виде партийных и прочих традиционных собраний ушли в прошлое. Быстро образовалась межличностная разобщенность, развилось чувство духовной неопределенности, что уже само по себе является психотравмирующим фактором.

Из-за психологического надлома, потери смысловых ориентации, неуверенности в завтрашнем дне, духовной опустошенности и чувства одиночества к религии, теперь уже не осуждаемой, потянулась определенная часть россиян. Люди искали тот “якорь”, который помог бы им прикрепиться к чему-то надежному в бурной действительности новой жизни.

К этому же времени относится обрушившийся на общественное сознание поток самых противоречивых, но неизменно сенсационных сообщений о реальности существования белой и черной магии, оккультизма, шаманства, астральных воздействий, сверхъестественных событий, о жизни “за гранью реальности”, о международном признании успехов доморощенных экстрасенсов и колдунов. Эта мистика подкреплялась навязчивыми рекламными предложениями “закодировать” и “раскодировать”, использовать знания “ученых” астрологов и хиромантов; стали практиковаться телешоу с магическими целителями, посетителями внеземных цивилизаций, реципиентамии космических энергий и т.д. - и все это в наукообразном виде. Такая ежедневная загрузка сознания через все информационные каналы не могла не привести к восприимчивости общественным менталитетом как псевдонаучных, так и квазирелигиозных мировоззренческих позиций. Сказанное явилось причиной формирования нового качества общественного менталитета, который стал “научно-мистическим”.

Так в общественном менталитете создавалась благоприятная почва для роста культовых новообразований, снижалась интеллектуально-критическая сопротивляемость восприятия явной нелепицы, содержащейся в учениях новых “религий” и сект.

Традиционные конфессии упомянутую брешь в мировоззрении не могли в должной мере заполнить в силу своей ослабленности десятилетиями гонений. Кроме того, предлагаемый ими “якорь спасения” многим представлялся архаичным и аморфным, требовал усилий в познании догматов. В сознании большинства россиян, оторванных от религиозных корней, лишенных возможности получить целостное религиозное образование, своеобразно переплелись отголоски духовных традиций с языческими предрассудками. Церковь же просто оказалась неспособной (из-за кадрового дефицита и инертности в формах своей работы) обеспечить индивидуальное духовное общение с каждым конкретным прихожанином, обратившимся со своими проблемами. Она не могла удовлетворить и потребность в духовном и деятельном взаимообщении. Формирование приходских общин, в которых должна устанавливаться атмосфера взаимной заинтересованности, конкретной личностной деятельности на основе заповеди любви к ближнему, фактически не происходило.

В этих условиях более легко усвояемые эрзацы духовности, появившиеся под видом “истинных религий”, с их обращенностью именно к личностным проблемам отдельного человека, предлагавшие свой быстрый и легкий, не требующий усилий способ спасения, и приглашающие войти в новую именно тебя любящую семью, оказались тем конкретным “якорем”, в котором так нуждались люди, оказавшиеся в стрессовой ситуации. Все это дополнительно обусловило благоприятные предпосылки для бурного распространения культовых новообразований в России.

4. Методы привлечения неокультами новых

адептов и характеристика личностных

мотиваций поддаться вербовке

Как правило, все новые культовые образования первоначально декларируют общечеловеческие позитивные ценности, в чем и состоит их главная привлекательность. Уже одни названия тоталитарных сект носят завлекающий характер, например: “Международный фонд помощи и дружбы”, “Христиане мира за единство и социальные действия”, “Международный фонд образования”, “Фонд Новой Святой Руси”, “Духовное обогащение” и т.п. (кстати, эти названия тоталитарные секты часто меняют, оставляя, однако прежнюю притягательную рекламу своей деятельности). Уставы новых “конфессий” также выглядят благопристойно. Например, “Богородичный Центр” основными своими задачами определил “возрождение лучших традиций благочестия, основанных на Священном Писании и свидетельствах о явлениях Божией Матери в 20 веке, благотворительная и просветительская, в том числе издательская деятельность”. Пока выясняется истинная сущность сект, люди идут туда в надежде избавиться от психотравмирующей ситуации повседневного бытия, получить необходимую им перспективу, обрести смысл жизни, познать истину, уйти от одиночества.

Как отмечалось, современные неокультовые образования отличаются исключительно активным прозелитизмом. В целях вовлечения в свою деятельность они используют различные каналы средств массовой информации для рекламы своей “истины в последней инстанции”. Напомним, что АУМ Синрикё без проблем купил и использовал до судебного запрета эфирное время радио “Маяк” и ТВ канала “2х2”. До сих пор 24 часа в сутки ежедневно вещает в российском эфире Общество Сознания Кришны. Адептам “Сторожевой Башни” строго предписано распространять свою Библию методом хождения по домам “от двери к двери”. Секты массовыми тиражами издают рекламные ролики и листовки, навязывают газеты, журналы и книги, распространяют свою “духовную” продукцию даже в учебных заведениях, проводят иные формы информационной агрессии, в том числе под прикрытием гуманитарной помощи. В настоящее время тоталитарные неокульты особенно активно занимаются прозелитической деятельностью на периферии.

Фактически уже мало осталось людей, в той или иной форме не сталкивающихся с сектантской агитацией, и тем не менее “только” три с небольшим процента населения России (данные на 1998 год) оказались активными адептами тоталитарных культов. В связи с этим фактом важно определить, почему одни люди проявляют резистентность (“неподатливость”) к вербовке в секты, другие с легкостью вовлекаются в их деятельность; почему одни могут порвать с сектой, другие остаются абсолютно не поддающимися каким-либо усилиям вернуть их к свободной жизни.

При всей несомненности фактов причинения вреда здоровью от деятельности тоталитарных сект (о чем специально будет сказано ниже) вместе с тем было бы неправильным утверждать, чт
_____

Admin
Admin

Сообщения : 214
Дата регистрации : 2010-04-05

Посмотреть профиль http://antigury.forumgrad.com

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения